1jannasaban: (Default)
В одном из таинственных уголков туристического оазиса Султанахмета, там, где доживает одна из византийских цистерн, погребенная современной кафешкой и стоит постамент памятника Константину Великому с одной стороны, а с другой мирно дремлет в смертном сне ипподром, некогда блиставший,  гремящий музыкой и криками:Ника! Ника!", есть маленькая улочка с таинственным именем. К нему давно привыкли, и, если вы скажете : Клод Фаррер- скорее всего в памяти местных жителей всплавет только то, что это- название улицы со множеством отелей.  Мало кто видел небольшую памятную доску на ограде старой, закрытой уже мечети. Она рассказывает о неком французском писателе, поддержавшем когда-то в двадцатых годах прошлого века своим пером Мустафу Кемаля Ататюрка.
Настоящее имя писателя - Фредерик Шарль Баргон. В конце девятнадцатого века, а родился он в 1876 году, он выбрал для жизни профессию отца и стал морским офицером. Не по наслышке знал, что такое война. В начале двадцатого века его возмутило предательство младотурков, отказавшихся от религии предков, их власти, истории. Он вообще всегда был на стороне слабого. В романе "Цвет цивилизации", получившем Гонкуровскую премию, он буквально признавался в своей любви к этому городу: 

можете убедиться )
И он , конечно, встал на защиту и Стамбула, и новой Турции, когда на неё ополчилась Греция, Великобритания и почти вся Европа в лице Антанты. Он был чуть ли не единственным, кто рассказывал о грабежах, бесчинствах, убийствах и изнасилованиях, творимых представителями греческих войск. Об этом и сейчас не принято говорить, вспоминают только о жутком пожаре в Измире, унесшем жизни тысяч людей. Причина пожара до сих пор не ясна, если говорить правду. Целая эскадра кораблей Антанты, стоявших на рейде, и пальцем не шевельнула, чтобы хоть какой-то выход найти тогда. Почему? Были уверены, что пожар - дело греков?
Никто не узнает, во всем принято обвинять только турецкую сторону, это всех устраивает. Но ведь были и такие люди, как Клод Феррер, от начала и до конца стоявшие на стороне гонимой всеми молодой Турецкой республики. Тогдашние международные соглашения оставляли за ней небольшой участок земли в центральной Анадолии. Конечно, это возмутило турецких патриотов, возможно, националистов, но в хорошем смысле этого слова,  и их главу  Мустафу Кемаля Ататюрка. К слову, Россия тогда была самой первой страной, которая признала новое государство ещё в 1921 году, за два года до официального её становления. В Турцию из Москвы, отправляли золото, оружие, военных специалистов. 
И Турция благодарна за помощь. 
Весь мир помнит Клода Феррера лишь потому, что один из знаменитых французских парфюмеров назвал знаменитые духи в честь одной из героинь его романа "Битва"- Mitsouko , что в переводе с японского означает тайна. Все , как заговоренные, повторяют нехитрый сюжет несчастливой любви юной жены японского генерала и английского офицера, погибших на полях сражений. А в Турции помнят, что автор многих статей и книг в защиту их страны был все же очень разочарован, когда республика выслала из страны членов османской династии и отказалась от халифата. Впрочем, говорят под конец жизни автор авантюрных и романтичных любовных романов стал законченным реакционером. Он прожил довольно долго, 81 год.   Клод Фаррер- Фредерик Шарль Баргон- большая, яркая, противоречивая личность  за одной  маленькой табличкой на тихой улочке в Стамбуле.
1jannasaban: (Default)
Говорят, что конный портрет Сулеймана Великолепного выполнен голландцем Эвортом Гансом. Автора рисунка найти не смогла.
>Мухиби- поэтический псевдоним Сулеймана Великолепного. Его стихи дошли до нас во многом благодаря дочери Махмуда II Адиле султан, жившей уже в девятнадцатом веке. И до сих пор они привлекают внимание любителей поэзии. С женой Хюррем они переписывались стихами многие годы. Кое-что и из её стихов дошло до нас. Предлагаю почитать , кому это может быть интересно .

через столетия... )
Сулейман пережил свою любимую, хотя был намного старше. Анастасия простудилась в холодных каменных помещениях дворца Топкапы, куда перетащила гарем, чтобы быть всегда рядом с Сулейманом, и умерла от воспаления легких в возрасте 48 лет... Она умерла 15 марта 1558 года. её мавзолей украсили белыми алебастровыми цветами и в середину каждого вставили её любимые камни - изумруды.  Сулейман писал: "Целыми днями я только плачу и вздыхаю.." Его главной советницей после смерти Хюррем стала дочь Михримах.
Многие  ненавидели Хюррем-Роксалану-Александру-Анастасию, немногие любили. Но, согласитесь, она преуспела в очень непростых условиях. А её сын Селим стал султаном османской империи.

www4.clustrmaps.com/user/922fd327">Locations of visitors to this page
1jannasaban: (Default)
В Топкапы открылся для посетителей давным- давно ожидаемый павильон. Он носит несколько имен и организаторы его реановации, похоже, не могут ни на одном из них остановиться. Основное его название- павильон Мустафы Паша, существует аж с конца семнадцатого века. Тогда упомянутый господин был великим везирем. Расположен он неподалеку от дома врача, который называют также башней для начальника над прислугой. Туда вход закрыт до сих пор. Известно, что в этой части  осталось много памятников со времен Византии. Правда, глубоко. 
Да и павильончик только что открытый перестраивался несколько раз в разное время и связан с именами нескольких императоров: Селима III, Мурада IV, Османа III и Махмуда I. Там многие императоры любили смотреть на тюльпаны, когда они цвели в саду, чтонапротив, наблюдать за спортивными состязаниями или разными представлениями. Украшенный цветными витражами, диванами, поскольку носит и имя диванного павильона, он очень уютный и привлекательный. 
1jannasaban: (Default)
Я попыталась восстановить негаремные имена валиде султанш, то есть мам правивших султанов, без учета того, дожили они до того, чтоб погордиться своими мальчиками или нет. итак,
мама Орхана (не сердитесь, давно это было) известна как Могол султан , без оригинального имени.
мама Мурата I - Хорофина. Национальность не определить, но точно не турчанка
мама Беязита Молниеносного - дочь болгарского императора принцесса Мария
мама Мехмета Челеби - дочь болгарского короля Лазаря Ольга
мама Сулейман Бея - сербская принцесса Оливера
мама наследника Мустафы- принцесса ольга
мама Исы - тоже Ольга
мама Мурата II - Вероника
мама Мехмета II - сербская принцесса Мара Деспина
мама БеязитаII- Корнелия
мама Селима Грозного - сербка, но осталось только гаремное имя Гюльбахар
мама Сулеймана Великолепного - Хельга ( или Ольга?)
мама Селима II - Анастасия Лисовская
мама Мурата III - еврейка Рашель
мама  Мехмета III - итальянка Бафо, Сафие султан
мама Ахмета I - Елена, вроде, гречанка
мама сумасшедшего Мустафы неизвестна, но он правил 3 месяца 10 дней
мама молодого Османа - Евдоксия
мама Мурата IV-  Анастасия
мама Мехмета IV - русская Надежда
мама Сулеймана II - сербка Катрина
мама Ахмета II - полячка Ева
мама Мустафы II и Ахмета III - итальянка Эвения
мама Махмута I - русская Вера
мама Османа III - ненавистника женщин, ставшего султаном в 56 лет осталось как шевсувар
мама Мустафы III - гречанка оливия
мама Селима III - Агнесс, итальянка
мама Абдулхамида I - Рабийе
мама Мустафы IV - болгарка Соня
мама Махмуда II - француженка Мария Эвийе
мама Абдулмеджита - русская Лия
мама Абдул-Азиза - цыганка Бесиме
мама Мурата V- правил 3 месяца, француженка Вильма
мама Абдул-Хамида II- т ого самого, с армянской историей, армянка Вирджиния
мама мама Мехмета Решата- Каролина, гречанка
мама Мехмета IV Вахдеттина - одна из 20 жен Абдулмеджита, имя неизвестно, она рано умерла, его воспитывала другая женщина, да и султаном он не был, оставался только халифом...
Очень такие турецкие турки. 
1jannasaban: (Default)
Ни про одну из принцесс не ходит столько слухов и сплетен, как про Эсму Султан. Начнем с того, что их было три. Первая родилась у султана Ахмеда III. Она стала переходящим кубком в руках своего брата. Впервые он выдал её замуж, когда девочке едва сравнялось 5 лет. За своего главнокамандующего. А когда тот умер через шесть лет, он опять подобрал ей партию, чтоб не засиделась. В этот раз в 11 лет её мужем стал знаменитый великий визирь Ибрагим Паша, начавший карьеру в роли кулинара в императорской хельвахане. Возможно потому, много лет спустя станут так популярны его чаепития с халвой в годы тюльпанового возрождения. Когда брат Эсмы султан Ахмед выдал восставшим янычарам Ибрагима, они не пощадили и его семью... Жила эта несчастная женщина в начале восемнадцатого века.
Вторая, и самая знаменитая принцесса Эсма родилась у одной из жен сластолюбца Абдул-Хамида I в 1778 году. Она была сестрой сразу трех императоров: Селима III, Мустафы IV и Махмуда II. В 14 лет брат Селим выдал её замуж за своего хорошего друга адмирала Хюсейна пашу. А уже в 24 года она осталась вдовой и больше никогда не выходила замуж. Она тесно сошлась с подргой Селима Накшидиль - Марией Эймой де Богарне и его приемным сыном Махмудом. Эсму баловали не смотря на её выходки все три султана. Она была очень богата, владела дворцами на Диван йолу- прежней Месе,   Чамлыдже, Мачке и дачей на Кучукчешме. Именно она получила знаменитый особняк на Босфоре в качестве свадебного подарка. Архитектор, построивший его изначально, неизвестен. А вот первым реставратором был Саркиз Бальян.

Эсма отличалась вольными нравами, сама выбирала себе любовников, гуляла, переодетая, по городу, была очень красива. После смерти мамы Махмуда II стала его главной советчицей и наперстницей. Говорят, он не раз сокрушался, что она - не мужчина. А по другим цитатам ясно, что её в качестве возможной претендентки на престол рассматривали даже янычары, пока их всех не уничтожил падишах Махмуд.
После смерти Эсмы в 1848 году особняк на Босфоре достался сестренке Абдулхамида II Джемиле, а позже в нем поселилась принцесса Фатма, дочь султана Мурада V.
Здание ветшало, перестало быть привлекательным и в 1952 году его купил Саффет Баштырмак. Он устроил на первом этаже угольный склад, а на втором столярную мастерскую. Такая смесь и стала причиной пожара, уничтожившего здание почти полностью в 1975 году. И тем не менее после такого пожара его рискнула купить сеть отелей Мармара. Здание укрепили металлическим скелетом. Изнутри он полностью стеклянный, чтобы видны были старые стены, видевшие причудливые вечеринки Эсмы, во время которых она любила поразвлечься с переодетыми в женское платье греческими юнашами...
Сейчас здание сдают на свадьбы и музыкальные представления.. Здесь проходят концерты знаменитого Стамбульского джазового фестиваля.



Третьей принцессой Эсмой в османской династии стала дочь султана Абдул- Азиза от пятой жены . Мама трех мальчиков: Хасана, Хюсейна и Садреддина и дочери-красавицы Фатмы. Она прожила всего 26 лет с 21 марта 1873 года до 7 мая 1899.
1jannasaban: (Default)
На самом деле его имя- Хаджи Мухиддин Пири ибн хаджи Мехмед. Этот турецкий мореплаватель и картограф жил приблизительно в 1454-1554 годах. Известен как создатель по крайней мере двух карт мира. До нас дошло из них не очень много. В основном - карты Средиземноморья, невероятно точные и подробные. Но есть среди его наследия  нечто, что  ставит в тупик всех ученых мира.

Началось все с небольшого фрагмента карты, найденного в архивах имперского музея в 1929 году.  Турки пытались доказать, что это-де они на самом деле открыли Америку, посколько располагают такими картами. Но над ними только посмеивались. К тому же у самого Пири реиса судьба сложилась не слишком удачно. Адмиралу не удалось умереть своей смертью. Ему отрубили голову.

Наконец в 1953 году один безвестный морской офицер отправил копию карты в ВМС США. Так она попала в руки по крайней мере двух исследователей: геологу Чарльзу Хэпгуду и исследователю древних карт Армингтону Х. Маллери. Оба отнеслись к ней со всей серьёзностью. И через некоторое время Армингтон понял и объяснил всем, что для того, чтобы составить такую точную карту, какой обладал Пири реис нужны были аэросъёмка, необходимый аппарат, построеный по законам сферической геометрии  и как минимум хронометр, без которого невозможно измерить долготу. То есть невозможные условия даже для Пири. Многие его собственные карты обладали ошибками, которые легко объясняли время и его объём знаний. Но карты , которые были некими цитатами такими ошибками не обладали.
Но не это самое чудесное. На карте мира Пири реиса присутствовали не только очертания материка Антарктида, открытого как известно в 1820 году. Они были совершенно точно обозначенными, словно не покрытые ледником толщиной в милю! Вы ещё не удивляетесь? А пора бы. Дело в том, что льды эти по уверениям ученых, не таяли много миллионов лет! Мне надоело ставить восклицательные знаки.  Вспомните, что человек, как биологический вид существует какие-нибудь несчастные сотни тысяч лет, а самые старые цивилизации египетские, шумерские в лучшем случае начинались 6 тысяч лет назад. А тут информация, насчитывающая миллионы лет... Не исключено, что карта попала в руки турецкого мореплавателя из Египта, чьи территории принадлежали Османской империи или относятся к собственности Византии, которая также владела теми же территориями и знаменитой Александрийской библиотекой.
Кроме того в  "Книге морей" Пири реиса были ссылки на некую карту Колумба, которой, якобы он пользовался во время своего плавания. Американцы немного покумекали и прислали запрос турецкому правительству с просьбой предоставить копию "карты Колумба". Турки ответили, что таковой, увы, не обладают.
Кроме того было абсолютно ясно, что составителям древней карты, на которую опирался Пири реис,  было до сотни метров точно известен размер экватара планеты. Стоит уточнить также , что на карте отсутствует пролив Дрейка, то есть материки Южной Америки и Антарктиды соединены между собой.
Первая мировая карта Пири реиса была опубликована в 1513 году. Напомнить, что самая первая экспедиция Колумба состоялась в 1492-93 годах? Кроме того в 1528 году он опубликовал вторую карту, на которой совершенно четко видны очертания Гренландии на севере и Кубы на юге.
Какое-то время карта Пири реиса выставлялась в Топкапы сарайы. Говорят, она и сегодня там хранится, только посетителям недоступна. Хотя её очертания много раз были представлены на денежных купюрах республики Турция номиналом в 10 лир.
Человечество разделилось на два лагеря:тех, кто из соображений якобы здравого смысла не верит карте, и тех кто пытается до сих пор найти решение этой фантастической загадки.

1jannasaban: (Default)
Что бы вы сказали о местечке, где слева - море, а справа- озеро? Наверное захотели бы его увидеть. Неподалеку от Стамбула, а точнее уже в его составе есть сразу два таких района и озера Кучукчекмедже и Бююкчекмедже. Места настолько привлекательные для жизни, что первые сведения о них можно найти у "отца географии" Страдона ещё до нашей эы. Он описал реку Афиру, впадающую в Понт - Мраморное море. Там, ещё раньше, чем Византий, возник город, постепенно вошедшиq в состав Римской империи. Разные историки называют его то Афир, то Порос. Не смотря на озера, местные жители долго мучались без питьевой воды, потому что в них постоянно попадала морская вода из залива. Во времена императора Юстиниана по его личному повелению была построена  цистерна, решившая эти проблемы. Интересно, знает ли кто-то место, где она находилась? Не иначе где-то в окрестностях cовременного аквапарка...
В тех же краях был построен знаменитый монастырь Апостола Петра . Город был крупный, хорошо укрепленный. По крайней мере, когда в начале одиннадцатого века император Никифор Вотаниад боролся со смутой, его воинам, в числе которых были и русские войска, пришлось нелегко. Взяв город приступом, они разрушили его ворота! 24 тысячи шагов до Константинополя. В непосредственной близости от Регула.
Впрочем, сдерживать натиск врага всегда помогали не только укрепления и мужество горожан, но и болота. Их образовывали воды озер и пролива. Перемежавшаяся топкой сушей  местность была довольно неприглядной в некоторые времена года! По воспоминаниям, здесь вязли целые армии. Конечно, время от времени мосты, брошенные черех эти топи постоянно требовали подновления, а без них становились и вовсе непроходимыми  Поэтому все существовавшие до  1562 года мосты были временными, изготовленными из дерева. Описания одного из последних нам оставил посол Венеции во времена Мурада II Джакобо Саронзо, который также пострадал от него во время переправы. Наконец, разрушился и этот мост. Возвращаясь из военного похода, Сулейман Великолепный чуть не утонул в тех краях.
На следущее утро он пригласил придворного архитектора- Синана- отсыпал ему 73 тысячи 853 акче, все, что было в карманах, и приказал выстроить каменный мост.
Синан детально изучил площадку, и обнаружил, что местами она вполне себе сухопутная. Туда по его приказу были вбиты сваи в три человеческих роста. А между ними насыпали камни. Ушло, по отчетам строителей примерно 40 тысяч кубометров. А вот для связки Синан воспользовался материалом строителей Святой Софии ученых Анфимия и Исидора. Они, как известно, пользовались расплавленным свинцом для крепления обтесанных до зеркального блеска мраморных глыб. То же самое сделал и Синан. Когда намного позже, архитектор Давут Ага строит Ени джами на берегу Золотого Рога, он поступил также с камнями её фундамента.
Длина моста составила 635 метров, ширина - 17, 7. Он представляет собой конгломерат четырех мостиков, объединенных в один. В первой и второй его части по семь пролётов, в третьей - пять, а четвертой - самой большой- девять пролетов. По его бокам выполнены места для отдыха, бесед и наблюдений  за красотами. Такие типичные турецкие балкончики, которые делали и до Синана, и после него. Но балконы именно этого моста украшены надписями. Четвертый из них с гордостью нёс, говорят, собственноручную подпись архитектора, где он назвал себя "призренным" Синаном. Но, к сожалению, где-то между 1961 и 1962 годом, когда мост заметно обветшал, надпись была утрачена. А после реставрации в 1983 году там обнаружилось  официальное турецкое имя великого архитектора. Возможно, это был способ превратить его в турка?
Есть там и иные надписи. Одна из них, принадлежащая дервишу Мехмеду, сообщает, что строительство моста закончено уже при сыне Сулеймана Великолепного - Селиме II в 1566 году.
В настоящее время мост не используется. Это - памятник искусству зодчего Синана, который за небольшие деньги сумел построить великолепно рассчитанный  на тяжесть немыслимых селей и , в то же время необычайно красивый мост. Один из многих, построенных им.
1jannasaban: (Default)


Все знают о том, что Россия неоднократно воевала с Турцией. Точнее, тринадцать раз воевала. Трижды война была проиграна, несколько раз никто не мог определить её исход  ни как победу, ни как поражение.  Но мало почему-то вспоминают о том времени, когда Россия буквально спасла Туцию от уничтожения или рачленения. Я имею в виду усиление египетского вице-короля Мухаммеда Али.  В конце двадцатых годов девятнадцатого века столетиями подвластные османской империи земли Египта почувствовали ослабление власти султана. Поражение в нескольких конфликтах войск янычар формально стали причиной их физического уничтожения Махмудом II.
Но вице-король Египта отправил свои армии под командой сына Ибрагима- паши дальше. Они захватили Палестину, Сирию, Киликию, разбили турок у Конии и продолжали победное продвижение. Молодой султан ждал помощи от Франции и Англии. В конце концов он был сыном Марии де Богарде. Но те хотели подождать итогов действий Мухамеда Али и не помогли ничем.
В растерянности Махмуд II обратился к Николаю I, с которым ещё недавно воевал. Тот подумал и отправил на Босфор 20 линейных кораблей. Они встали на якорь у Бейкоза, в районе Хункяр искелеси в феврале 1833 года. А в следущем апреле в Турции уже собралась многотысячная российская армия, взявшая Турцию под свою защиту.  Царьград просил помощи. Как откажешь?
У Франции и Англии не получилось спокойно поделить остатки Османской империи. Та устояла. Но и усиление России наблюдать спокойно они не могли. Бросились примерять Египет и Турцию. С огромными территориальными потерями для последней... Перед уходом из Босфора в 1835 году Российский чрезвычайный посол А.Орлов успел подписать с союзной стороной Хункяр-Искелесийский мирный договор, не дававший спокойно спать Франции и Англии ещё лет восемь! 
В 1855-66 хедив Египта  отстроил на свои средства в Бейкозе дворец, заказ на который получили Саркиз и Никогос Бальяны. Подарок этот  получил его уже только старший сын Мухмуда II от русской наложницы Абдулмеджит.  Большой и очень красивый. Но цели, похоже, не достиг.




1jannasaban: (Default)


Мне нравится, когда туристы, приезжающие по очередному кругу, спрашивают: " А почему мы здесь в прошлый раз не были?" Стамбул - это волшебный город, где не кончаются сюрпризы. В том числе и исторические. Сегодня я хочу показать вам место, которое надо прописывать, как лекарственное 
средство от стрессов, для восстановления сил, веры в жизнь и её прелести. Называется оно Михрабат корусу. 
Конечно, оно связано с историей.  Недавней по меркам Стамбула. В восемнадцатом веке, когда народные волнения, бунты янычар определяли приход к власти того или иного султана чаще, чем это решило бы время, к власти пришли Мустафа II, Махмуд I, Осман III и , наконец, Ахмет III. Также запросто меняли и великих везирей. Ещё при Махмуде началось правление Ибрагима дамада невшехирли. Оставался у власти он и при Ахмеде третьем, во многом определил направления возрождения османского государства. Это он создал специальную комиссию, которая в короткие сроки перевела на турецкий с арабского и персидского целый ряд философских и исторических произведений. Женился  Ибрагим в 1717 году  на четырнадцатилетней принцессе Фатме, сестренке Махмуда I. Первоначально именно для неё он построил дворец в роще на вершине одного из прибосфорских холмов в азиатской части города. Но император сменился, надо было как-то удержаться у власти и новостройка с изумительным ландшафом стала подарком Ахмеду III. Тамошний лес носил имя Михрабат, также, как и окресные улочки. Такое же название получило и поместье. Его не пощадили янычары во время очередного бунта. А император, чтобы сохранить свою жизнь , выдал бунтовщикам Ибрагима - великого везиря.
Сейчас, понятно, там совершенно новые постройки, легкие. Только, чтоб горожане могли красиво провести досуг: ресторан, кафетерии, различные детские развлечения. Туда приезжают даже для пейнтбола!
А как не приезжать, если так красиво? И можно завтракать хоть целый день, а потом, заодно, и пообедать.

1jannasaban: (Default)
Одна из самых загадочных личностей шестнадцатого века- архитектор Синан. Достоверно известно только место его рождения - деревня Агырнас  неподалеку от Кайсери. Поскольку там жили греки, армяне и турки, каждый считает его своим, находя для этого множество поводов.  Сам архитектор, когда сильно постарел, попросил известного литератора армянина Саида Мустафу Челяби записать с его слов книгу "О знаниях и сооружениях". Не о себе, к сожалению... Много лет турки сопротивлялись попыткам греков и армян присвоить своим народам права на истоки происхождения выдающегося мастера архитектуры. В его деревне был поставлен памятник, созданный якобы по восстановленным останкам Синана, которого, говорят звали Юсуф ( Иосиф). Судя по внешним данным- зодчий был явный монголоид. Верить? Не знаю. Но его останки не вернулись под крышу его мавзолея... Поэтому как-то не верится.
В упомянутой уже книге сам Синан между прочим упоминает, что учился в христианской школе. А официальная история уверяет, что он - выпускник школы "Аджеми огланлар". Даже дата его рождения и смерти до сих пор точно не установлены, хотя многие отважно приводят их как 1489-1588. Но есть свидетельства его деятельности в 90-х годах  шестнадцатого века.
В 1522 он стал полноправным янычаром, через год- офицером, в 1526 он уже руководил всеми техническими службами Османской армии. Кто-то говорит, что в работе ему не нужны были даже чертежи. Врут , должно быть. ... Главным придворным архитектором он стал уже в 50 лет. И , судя по многочисленным утверждениям, оставался в этой должности ещё 50 лет! 
Самый первый серьёзный объект поручен ему был в 1543 году - мечеть Шехзаде. А всего в списке около 350  мечетей, мостов, кораблей, систем канализации и водоподачи.
Мир профессионалов  благодарен ему за специальный материал, способный поглащать волны при землетрясениях, систему дренажной канализации, оберегающую здания, использование свай при строительстве фундаментов и особой системе воздушных каналов, способной гасить разницу температур. Ни разу за всю карьеру ему не попалась легкая стройплощадка. И ни разу он не подошел к какому-то объекту формально.
Его жизнь не была ни спокойной, ни счастливой. Да и мудрено ей было быть такой среди придворных османских интриг и двух жен! Никто толком не знает причину его смерти. Рассказывают, что перестраивая некую печь, он якобы отравился угарным газом! Ничего более нелепого придумать нельзя. Придворный архитектор, седовласый старик собственноручно перекладывающий печь!  Да и восстановленный облик якобы его останков говорит скорее о том, что и после смерти, (да полно те, умер ли он?) Он опять всех перехитрил.
 Сулейман Великолепный приходил к нему беседовать в Вефу, в его мастерскую, где был центральный офис его артели. Стоит ли говорить, что более никто такой чести не удостаивался? Говорят, в день освещения чудной мечети Сулеймании, султан вручил символичные ключи от неё и предоставил право первому войти туда именно Синану. А, когда многих греков ссылали по приказу Сулеймана на Родос, родственники великого зодчего были исключены из их числа. Это, в основном, стало причиной, по которой его считают турком.
Что касается потомков, то пожалуй, более всего они благодарны ему за сохранение здания Святой Софии. Каждый раз входя под её таинственные своды, вспоминаю, что дошли до нас они благодаря приказу Сулеймана Великолепного и его зодчего, построившего жуткие, но спасительные контрафорсты и поддерживающие минареты.
Поэтому я никогда не забываю заглянуть на его могилу, даже сели там и нет его останков. Просто в память о Великом Строителе, всю жизнь называвшем себя рабом божьим.


1jannasaban: (Default)
Меня тут спрашивают, кто был настолько отважным, чтоб посылать людей арестовать Ганнибала Барку? 
Интересный вопрос, тем более, что он перекликается ещё с одним... по поводу Бурсы. Странно , правда? Но на самом деле ничего странного в этом нет. Царь Вифинии Пруссин, сын царя Заила и внук Никомеда I, дружил и сотрудничал с Ганнибалом, тот возглавлял его армию и успешно сражался с римлянами. Но так легли карты для Пруссина, что ему стало выгоднее избавиться от такого союзника. И, да, он его предал и стал причиной смерти героя Карфагена.
Этот самый Пруссин и основал в 184 году до н.э. город Пруссу. Финов , населявшие места возле Олимпа мизийского -Улудаг- чуть раньше называли олимпиены или мисийцы. Эти народы пришли с Балкан, а раньше- с севера. Они ближе других родственны хеттам, которых генетический анализ последних лет ставит самыми близкими родственниками индоевропейцам, прежде всего  русским. Вифиния, построившая такие города, как Никомедия, Прусса Халкидон, Пруссия и ряд других, чьи памятники славились своей красотой,  не покорилась Александру Македонскому, даже в те времена умудрялась захватывать один греческий город за другим . А в состав Римской империи они вошли добровольно. Таким же естественным путем земли перешли Византии.   Вот почему не только я считаю Пруссу русским наследством. Надо сказать, что у мисийцев был язык, письменность,немногие примеры не расшифрованы до сих пор, но ближе всего их знаки именно к хеттским примерам.
Сельджуки в те края начали проникать намного позже. А османы овладели Пруссой только в 1326 году.
Ну, а сейчас она Бурса. Уже 685 лет. Исторические факты. Что там, в глубине веков, мы можем только разгадывать, как ребус, выбирая из массы теоретических предпосылок те, что ближе.
1jannasaban: (Default)
Имя первых хозяев этого райского уголка на Босфоре произносят на турецкий манер: Дюзоуллары. Но на самом деле - эта семья Дюз- армяне. Они были очень известны и богаты. Привез из в Стамбул ещё Мехмед II, незадолго после завоевания Константинополя. Вместе с тысячами таких же семей. Они богатели, развивались. И , между делом, при Махмуде II, красавчике и сыне Марии де Богарде, построили на излете пролива дворец, куда приглашали даже императора. Со временем он обветшал, интерес к нему был семьёй потерян, а в 1863 его выкупил богатый грек Аристархис. Собственно, восстанавливать оказалось почти нечего, поэтому дворец он выстроил заново. И сделал это так удачно, что его перекупила императорская семья. А в 1876 ялы перешло в наследство принцу Абдулхалиму паше. По его приказу придворный архитектор Петраки Адамандидис осуществил реконструкцию здания. У принца было аж девять сыновей, и все считали себя наследниками. Поэтому один из них, Саит Халим паша выкупил у братьев все акции и стал единоличным хозяином прелестной дачки. Прекрасная родословная, а Халил паша был внуком хедива Египта Мухамеда Али, почти султаном, и великолепное образование- он владел арабским, персидским, английским и французским, изучал политологию в Швейцарии- располагали к умеренному уединению и созерцательности. А где ещё этим заниматься, как не на Босфоре?
Долго созерцать прекрасное не позволило время перемен. Его дипломатическая карьера знала невероятные взлеты и падения. Блистательное мирное соглашение с болгарами, за которым последовал тот самый османо-германский альянс, который привел Турции к участию в Первой мировой войне на стороне Германии. Именно Саит Халима пашу назвали разжигателем войны и бросили в тюрьму на Мальте. Потом, к счастью, признали ошибку и помиловали. На родине уже шла освободительная война, создавалась республика. Ему казалось, он там совсем лишний. Какой-то армянский экстремист убил его в Риме, единолично обвинив в страшных трагедиях. Но Турецкая республика перенесла его прах на родину, захоронив вблизи родового гнезда на Босфоре.
А дворец работал какое-то время как музей, за содержанием которого в финансовом смысле отвечал ресторан, устроенный в саду. Позже, в 1995 случился небольшой пожар. Здание отстояли, но пришлось серьёзно реставрировать. Восстановили его по проектам 1860-х, оно было передано аж в управление делами премьер министра. Но никак не использовалось. Сейчас формальным владельцем считается гофирма "Еникёй туризм ве тиджарет".  И проводят там раскошныые свадьбы и прочие праздники. Говорят, чаще других здесь гости из России. Ещё бы, местечко- просто фантастика!
Смотрите:
Если свадьба не особо шикарная, то можно уложиться в две тысячи евро...
1jannasaban: (Default)
В Топкапы сарайы открылся новый музей. Куббеалты- по соседству со зданием дивана, там, где когда-то располагался императорский архив, выставляются клинки, возраст которых исчисляется порой с 7 века нашей эры. Почти все они принадлежали когда-то конкретным персонам: Беязиду II,Селиму Грозному, Сулейману Великолепному . Там же - прекрасно отделанное первое огнестрельное оружие, также персонифицированное. 
Известно, что многие падишахи принимали непосредственное участие в войнах Османской империи, так что за каждым из этих орудий убийств немало кровавых и довольно страшных страниц. Это сейчас они превратились в бесстрастные музейные экспонаты. Но так и видится...
1jannasaban: (Default)
 Бывают места красивые, потрясающе красивые. А бывают такие, которые напрочь выносят мозг. Человек думает о них постоянно, хочет он этого или нет. Для меня таких мест несколько. Сегодня хочу вам показать одно из них- летний домик одной из двенадцати дочерей красавчика Махмуда второго, рожденную от Зернигар султан. Для тех, кто в курсе, напомню, что Махмуд - сын Марии де Богарне, или Накшидиль султан.
Адиле султан получила, как и другие, прекрасное образование во дворце. Её отличал поэтический дар. Только одна из женщин рода Османов удостоилась такой удачи. Кроме своих стихов и поэмы, история благодарна ей за то, что она подготовила к публикации и напечатала стихи Сулеймана Великолепного. 
Поначалу её жизнь ничто не омрачало. Замуж её выдали за знаменитого морского командира из семьи знатных кораблестроителей и капитанов Мехмета Али пашу. Она родила четырех прелестных девочек и была, казалось , абсолютно счастлива. Её братья-султаны Абдулмеджит и Абдулазиз заботились о ней. Выкупили у одного богача прелестное местечко на крутом берегу Босфора в азиатской части, снесли старые постройки и поручили армяским архитекторам Саркису и Киркору Бальянам построить здесь летний дворец. ( О трагической гибели Абдулазиза она позже напишет поэму. К слову, почти все её стихи посвящены таким грустным событиям. Что поделать - империя умирала).
Архитекторам здание  удалось  настолько хорошо, что из каждой  его комнаты  открываются прекрасные виды на пролив, а в центральной зале слева виден первый, а справа - второй мост через Босфор. А ведь тогда их ещё и в наметках не было. Но гений архитектора в этом и состоит - привязать здание к местности так, чтобы оно стало естественным его продолжением.
Я не ставлю себе целью рассказать историю жизни Адиле- женщины османского рода. Родилась она в 1825, а умерла не то в 1898, не то в 1901. В любом случае, счастья надолго не хватило. Одна за другой умирают три дочки, любимый муж, над последней крошкой , Хайрие, она тряслась несколько лет, но сберечь не смогла... И уже в 1868 году свой дворец оставила навсегда. Жить в одиночестве там, где прежде она была такой счастливой оказалось невозможно. Она всегда мечтала, чтобы её дом был наполнен девчоночьим смехом, поэтому и завещала здание министерству образования. Чего только там не было! Лицей-то организовали в 1916 году, Абдулмеджит лично подписал ему дарственную. Но после революции там работала и больница, и сиротский приют, и дом престарелых... Но идея Адиле султан все же победила, здание вновь отдали девочкам-лицеисткам, пока в 1980 оно не сгорело. Долго оно стояло брошенным. Потом комитет неравнодушных выпускниц, мэрия и богач Сакып Сабанджи смогли не только реставрировать его настолько, что сейчас он действует в качестве культурного центра, но для девушек построили современное здание, а диплом ссейчас - на уровне высшего учебного заведения. Удивительное по красоте место не обошла своим вниманием и стамбульская биржа. Она открыла здесь очень красивый ресторан с зимним и летним вариантами.
А ещё здесь проводят незабываемые свадьбы, конгрессы, выставки... 
А я люблю привозить сюда туристов, чтобы их сердце ухнуло и больше никогда не забывала мой любимый город. 
1jannasaban: (Default)


Подозреваю, что количество дворцов в Стамбуле намного больше, чем в любом другом городе мира. По крайней мере я провожу сразу две экскурсии по дворцам: одну в европейской, другую в азиатской части. Кое-что иногда включаю в обзорную экскурсию. Кучуксу касры - один из любимчиков. Стоит он на самом берегу Босфора в непосредственной близости к Анадолу хисары, которую построили по приказу Баязита первого Молниеносного. Это неважно, что между ними четыре столетия. Для Стамбула - невеликая дистанция.
Почему мне нравится этот дворец? Ну, во- первых, построен в правильном месте. Здесь, кроме старинной крепости, место впадения в Босфор двух небольших рек просто потрясающей красоты. Летом восхищенные жители слетаются сюда на отдых и организуют дикий пляж. Справа - причалы, неподалеку прекрасный дом учителя, построенный на деньги  Сакыпа Сабанджи и ресторан   с тремя вариантами размещения: в здании, в парке и на берегу, куда порой долетают брызги морской воды из неистового пролива. Цены вменяемы до невозможности.
А сам дворец выстроен в стиле нео барокко Бальянами в одно время с Долмабахче. Причем, даже строительные материалы использованы те же. Ну, не выбрасывать , раз закуплены. Поэтому здесь в каждой комнате камины из разного цвета мрамора. Там, где прохладнее, со стороны Босфора - по два, а во внутренних комнатах по одному. Прекрасные люстры из чешского стекла, отражающиеся в великолепных венецианских зеркалах. Вначале, когда не было электричества, этот вариант был невероятно актуальным, тогда в люстры вставляли вместо нынешних лампочек свечи. Поэтому зеркала расположены высоко, даже если на цыпочки подняться - носа не увидешь. Потолки не просто высокие - шесть с половиной метров. И в каждом салоне расписаны на особый манер. Много фресок с видами старого Стамбула. Не обошлось и без любимого турками Айвазовского. Как-то раз мы с туристами смеялись без удержу над гидом, заявившим нам, что не смотря на росийское происхождение, Айвазовский - турецкий художник. Вот такая любовь... А вы оворите - кич. 
Собственно, это мы сейчас называем Кучуксу дворцом. Для Абдулмеджита и последующих императоров он был просто охотничьим домиком в непосредственной близости от Бейлербеи. Там содержали коней для охоты , и конюхи перевозили их в Кучуксу. Султан же отправлялся охотится морем, также и возвращался. Поэтому главный, султанский, вход в маленький дворец как раз со стороны  Босфора. Да, и комнаты устроены таким образом, что создается полное ощущение плавания на большом корабле - со всех сторон вода. А ещё музей хранит следы привычек османских императоров, некоторые из которых любили борьбу на руках - армрестлинг- для чего был сделан специальный стол. А другой стол в подарок отцу изготовил собственноручно султан-столяр Абдулмеджит второй. Без единого гвоздя и станка- только тончайшая ручная работа.
Остался во дворце красивый след и со времен Ататюрка. Ему в подарок из Ирана прислали специальный ковер. Ну, раз охотничий домик, то и ковер с изображением зверей. Такое вот отступление от канонов ислама. Мустафа Кемаль так любил Кучуксу, что для него там оборудовали единственную спальную комнату. Обычно султаны там не ночевали, возвращались в Долмабахче сарайы, где ждал гарем.
 
 

Совсем не удивительно, что туристы с неохотой уезжают отсюда. Максим, как романтично!
1jannasaban: (Default)
 Говорят, что первые царственные постройки в квартале Касымпаша, где когда-то размещался знаменитый арсенал, возникли при императоре Ахмеде первом. Только от них на берегу Золотого Рога ничего не осталось из-за пожара в 1677 году. Там были прекрасные леса и рощи, где любили охотится и византийские, и османские императоры.  Знаменитые сады Терзане Хасбахче постепенно стали называть Айналы кавак хасры по имени павильона, построенного во времена султана Селима третьего. Его большим "другом" была  миниатюрная Накшидиль султан - Мария де Богарне, кузина  Жозефины, жены Наполеона. Она попала в гарем Абдулхамида первого, как подарок от бейлербея Алжира. А ему доставили Марию, которой исполнился 21 год пираты. Султану в то время было за 70, а его старшему сыну Селиму - 22. После смерти Абдулхамида весь его гарем отправился в изгнание, только Марию, которую уже называли Накшидиль, и её сына молодой султан оставил у себя. Говорят, Накшидиль учила султана французскому... 
Собственно, этот дворец стал любимым местечком Селима. Именно здесь он написал свои лучшие мелодии. В Айналы кавак хасры до сих пор сохраняют и музыкальный салон, и рабочий кабинет Селима. Есть там и комната отдыха, особо затененное помещение. В те времена там были построены много павильонов, мечети, бассейны и даже аквариум. Название, говорят, связаны не столько с зеркалами, подаренными венецианскими купцами, сколько с традицией пристреливать луки по деревьям с мягкой древесиной, мишени изготавливались из тополей, растущих здесь. тополь по турецки кавак. А, может, название заслужили здешние веселые ручьи- айны.  Обычно в этих краях султаны любили охотится, пока здесь не появились выселенные из Эминёню евреи караимы.
Павильон этот - лучшее свидетельство того, что во дворце Топкапы султаном быстро стало тесно, и неуютно, и хотелось поискать местечки более интимные, уютные, камерные. Конечно, строили они много, но из-за частых разрушительных землятресений и пожаров, до наших дней дошло не так уж и много образцов османского  дворцового зодчества. Про Айналы кавак хасры говорят, что построил его французский архитектор (ещё бы!), но имя его в памяти не осталось. Интерьеры павильона полны поэзии не только в буквальном смысле, но и в переносном. Цветные ненавязчивые витражи тонки и изящны, потолки высоки и красивы, мебель необычна... Многим потомкам Селима передался его музыкальный дар. А павильон хранит коллекцию музыкальных инструментов, собранную внуком Абдулмеджида второго, строителя дворца Долмабахче.
Всё в павильоне Айналы кавак стоит внимания.  А идея выпить чашечку кофе  там же, где любила это делать Мария де Богарне , лишней совсем не покажется...
Селим правил почти 20 лет . После переворота, устроенного янычарами,  власть унаследовал Махмуд второй, племянник (?) Селима. Официально известно, что сыновей у султана не было, но его почему-то не волновал этот вопрос.
Известно, что когда Михаил Илларионович Кутузов приехал в Стамбул в качестве посла, его поселили как раз где-то в тех краях, возможно в одном из павильонов. Описывая жене окрестности, он говорит, что глядя на них можно заплакать от умиления и красоты.
  
1jannasaban: (Default)
 Шемси Ахмед Паша - государственный деятель Османской империи шестнадцатого века. Про его национальность говорят - албанец. По другим сведениям он- сын одной из принцесс, по другой - одна из принцесс была его женой... Великим визирем он был дважды. И оба раза тогда, когда империя теряла очень важную личность на посту визиря. 10 июля 1561 года скончался зять Сулеймана Великолепного Рустем Паша. И именно тогда впервые эту должность поручили вниманию Шемси Ахмеду Паше аж на четыре года.  А 12 октября 1579 похоронили знаменитого Мехмеда Соколлу. И опять на помощь призвали Шемси Ахмеда Пашу. Он, к слову был уже Бейлербеем многих провинций империи.
Собственно, вспомнила я о нем только потому, что хочу вас познакомить ещё с одной мечетью в моём любимом Уськударе - мечетью того самого Шемси Паша. Она была частью дворцового комплекса вельможи. Говорят, строителем был знаменитый Синан. Но, возможно, один из его учеников, поскольку школа знаменитого архитектора чувствуется без сомнения. Недавно она была реставрирована. Большой , к слову, её не назовёшь, но красива без всякого сомнения. И не только потому, что стоит на самом берегу Босфора. Смотрите сами:









1jannasaban: (Default)
 В составе делегации французского посла Шарля де Фармоиль барона д"Аржантель в 1699 году в Стамбул прибыл художник Жан Батист Ванмур. Через несколько лет в 1712-1713 годах на основе многочисленных картин художника, написанных с натуры в османской Турции в 1707 и 1708 годах было издано знаменитое собрание гравюр, переиздававшиеся не только во Франции, но во многих странах Европы. 
Можно смело сказать, что со времен Ванмура люди впервые смогли вглядеться в лица невыдуманных персон этой загадочной и очень закрытой страны. Жан Батист никогда больше до самой смерти не покинул её, выполняя по заказу местной и европейской знати портреты, небольшие зарисовки. Ювелирная манера художника, любившего детали и цвет, оказала огромное влияние на изобразитеьное искусство. 
Но мне лично важно не это. Благодаря Ванмуру мы с вами можем увидеть так много из того, что кажется просто нереальным сегодня!
Например, 28 сентября 1730 года Патрон Халил и группа его единомышленников, по началу очень небольшая , организовала мятеж. Он был направлен против новых налогов, введенных великим везирем Ибрагимом пашой для того, чтобы поддержать материально стремление турецкой знати к новому, роскошному образу жизни, навеянному Францией в так называемую "эпоху тюльпанов". Красивая жизнь вызвала народное недовольство. 29 сентября за патроной Халилом был весь янычарский корпус и городская беднота. Несмотря на противодействие государственной машины, восставшие за короткий срок добились свержения Ахмета третьего, убийства Ибрагима паши и его зятя- дефтердара, и многих-многих других. Новый султан Махмуд I  25 ноября пригласил к себе на заседание дивана Патрона Халила и ещё 18 его друзей, конечно, безоружных. все они были убиты во дворце. Но там их и увидел таки художник. Сегодня мы можем вглядеться в лица самого Патроны Халила с мечом в руке, и скорее всего его ближайших соратников Мюслу Бече - продавца фруктов и Али- продавца кофе.




Благодаря картинам художника можем видеть разрушительную силу прежних землятресений и ответить на вопрос, почему не дошли до нас прекрасные дворцы, построенные в то время по привезенным из Франции планам Версаля и Фонтебло, таких, как резиденция Саадабат - обитель счастья. Видим, что традиция выездов на пикники, так любимая турками и сегодня имеет очень давние корни...
   

Можем предположить, что именно так выглядели сам Ибрагим Паша..









А как-то так, может, выглядела Беяз Гюль, освобожденная наложница и любовь всей жизни посла голландской республики Карнелиуса Калькоена. С её портретом Карнелиус не расставался до конца дней, да и его потомки решились продать его только в 1817 году.


  А 
1jannasaban: (Default)
 Кузина или не кузина Жозефины де Богарне была Накшидиль? Вопрос, если честно до сих пор открытый. Сторонники положительного ответа приводят в пример визит в Париж на всемирную выставку любителя путешествий Абдул-Азиза якобы по прямому приглашению Наполеона Третьего. А несогласные вспоминают, что на намек о родстве, сделанный во время этого визита французским императором, турецкий обиделся. В основе легенды лежит некое пророчество, полученное ещё в детстве двумя сестричками. В нем говорилось, что одна из них станет императрицей западной державы, а вторая- восточной. Остаётся только верить, что оно исполнилось не только для Жозефины.
Известно, что однажды, возвращаясь из Нанта на родную Мартинику,  Мария Марта Айме Дюбуа де Ривери была похищена алжирскими пиратами и доставлена к правителю Алжира. А тот , пораженный внешностью пленницы, отправил её в гарем султана Абдулхамида первого, где она стала четвертой женой престарелого султана-сластолюбца и матерью наследника. Но являются ли эти персонажи одим и тем же лицом? Кажется восемнадцатый век- так близко, так многое о нем известно, ан нет.  Точно быть уверенным в чем-то, что связано с прошлым женщин гарема даже в те времена, сложно.
Хотя и то, что наверняка известно историкам, кружит голову своей необычайностью.
Пленнице дали в гареме имя Накшигиль.  Она довольно быстро выучила турецкий и стала наложницей султана, вскружившей ему голову на старости лет. Ходили сплетни, что эта последняя страсть даже стоила Абдулхамиду жизни. Как знать? 
Во всяком случае за те пять лет, что разделяют появление в гареме новой наложницы и смерть султана, у неё родился сын, названный Махмудом. Накшидиль с большим интересом наблюдала борьбу жен усопшего султана за право стать валиде- матерью султана. Победила вторая жена,  именно её сын - Селим третий - получил власть. Но выводы для себя Накшидиль сделала.  Конечно в то время её малыша - Махмуда-  больше интересовали бабочки и ящерицы на камнях и цветах дворца Топкапы. Но когда-то всё должно было изменится. 
Говорят, не без особых причин новый император пригласил Накшидиль остаться со своим сыном в его дворце. Селиму было 27, Накшидиль- 26. И её не зря называли солнцеокой. Многим кружил голову взгляд её глаз цвета молодого вина...  Молодой султан - не исключение.
Накшидиль учила его фрацузскому, рассказывала о красотах и особенностях своей страны. Именно под её влиянием оформился союз Франции и Турции, так пугавший всю остальную Европу. А как-то раз Селим даже поручил ей украсить дворец в стиле рококо.  В то же время в Стамбуле начали выпускать газету на французском и отправили чрезвычайное представительство во Францию.
Селим до предела увлекся реформами, ни сколько не думая, что наследника мужского пола у него как-то не появляется...
С одной стороны в Османской империи начались невероятные перемены, вдохновительницей которых была Накшидиль, а с другой в стране зрело недовольство самой радикальной части населения, возглавляемой янычарским корпусом и дервишами.  В такой обстановке подрастал Махмуд второй.
К 18-ти он стал невероятным красавцем. 
Заговор зрел, о нем знали, но предотвратить не могли. Череда войн с Египтом, Наполеоном, который коварно напал на Египет, с Россией...  Как в те годы Турции удалось сохранить независимость? Во время очередного янычарского мятежа Селим третий погиб. Не осталось в живых никого из возможных претендентов на престол. Только Махмуд II, сын Накшидиль. Говорят, несколько дней она прятала его в какой-то курильне дворца.
Стоит ли удивляться, что реформы нового султана не шли в разрез с реформами Селима III, а только развивали и продолжали их? 
О времени его правления очень талантливо написал А.С. Пушкин:
" Стамбул отрёкся от пророка:
В нем правду древнего Востока
Лукавый Запад омрачил-
Стамбул для сладостей порока
Мольбе и сабле изменил.
Стамбул отвык от поту битвы
И пьёт вино в часы молитвы.

Очень честные строки. Известно, что Махмуда почти открыто называли гяуром- неверным. Но он жил вполне себе по-мусульмански. Красавец с горячей кровью не обижал постоянных жительниц женской половины гарема. У него родились 14 сыновей от 14 разных жен, а от других двенадцати - девочки!
А ещё он , как его дядя Селим ненавидел янычар. ему просто нетерпелось отомстить за своих предков: Османа, Мустафу, Ахмеда третьего и Селима третьего, погибших от их мерзких рук. И он воспользовался их военными неудачами в Египте. В одну ночь только в Стамбуле по его приказу были физически уничтожены  тысячи воинов полка янычар. Их резали, расстреливали из пушек, сажали на кол и жгли! Не пожалели и дервишей. С тех пор эта секта считается запрещенной. Вот , как сказал об этом событии Пушкин:
" От Рощука до Старой Смирны,
От Трапезунда до Гульчи,
Скликая псов на праздник жирный,
Толпой ходили палачи.
треща в объятиях пожаров
Валились домы янычаров.
Окровавленные зубцы
Везде торчали. Угли тлели;
На кольях скорчась мертвецы
Оцепенелые чернели.
Аллах велик. Тогда султан
Был духом Гнева обуян."
Итогом победы его духа Гнева и стала мечеть Нусретие, которую он поручил построить Киркору Амиру Бальяну сразу после событий 1826 года. ( Мимоходом положив начало знаманитой династии архитекторов) Она до сих пор стоит в районе Каракёй, неподалеку от здания Топхане - военного завода по производству оружия, возведенного в пятнадцатом веке по воле Мехмеда второго, Фатиха и мечети Кылыч Али паши.  По слухам, каждый год в этой мечети Махмуд проводил ночные бдения в ночь могущества и предопределения, когда в месяц рамазан пророку были даровану суры корана. Искал ли он просветления? А, может, прощения?
Как гордилась им его мама! Для Накшидиль мусульманская религия всегда была не больше, чем дворцовый этикет. Как только она слегла перед смертью, потребовала у сына, чтобы похоронили её , как добрую католичку. Махмуд никогда не противоречил мамочке. Тут же через знаменитые Ворота Блаженства провели в гаремные покои валиде султан католического священника. Всё было сделано по последней воле Накшидиль. А похоронили её совсем рядом с женой Фатиха вот в таком странном мавзолее: 
Накшидиль справедливо считала, что место, где когда-то стоял православный храм Всех Святых Апостолов, несомненно самое намоленное . Но, поскольку рядом нет ни одного католика, её огородили от соседей непроницаемым черным тюльпаном. Мусульмане говорят, что там до сих пор мается её душа, не знавшая истинной веры. Как знать?  Для нас её личность всегда будет закрыта завесой плотной тайны, такой же непроницаемой, как стены её тюрбе.

 
1jannasaban: (Default)
 У меня есть подруга в Италии, Галина, [livejournal.com profile] galya1963 , хочу, чтобы и ей  была интересна история Турции.  Понятно, что обе страны и так  тесно связаны в древности. Но речь пойдет об истории Османской империи. И там есть захватывающие страницы, общие для двух стран.

Например, в городе Ля Кастелла в Калабрии на центральной площади установлен памятник адмиралу турецкого флота, Бейлербею сразу нескольких крупных провинций, пирату и захватчику Кылыч Али паше. 
Родился он здесь, в Италии в 1519 году. И, вероятно, мог прожить спокойную, малозаметную жизнь, если бы не случилось  одного  переломного и кошмарного обстоятельства. В 1536 году он был захвачен в плен одним корсаром, состоявшим на службе у знаменитого Хайр-ад-Дина Барбароссы, турецкого адмирала и пирата по совместительству. Я так люблю эту залихватскую компашку из итальянцев, хорватов и прочих несостоявшихся христиан, принесших славу турецкому оружию!  К примеру, Джованни Диониджи Галенидо, как звали когда-то оригинал нынешнего памятника, несколько лет проплавал галерным рабом. Но не сломался, не помер от непосильной работы под ритмичные удары барабана. Он наслушался рассказов о своем поработителе, принявшем чужую веру и сделавшем немыслимо крутую карьеру. 
Три брата, сыновья бедного горшечника с острова Лесбос, имена которых известными стали только после перемены веры: Арудж, Исаак и Хайреддин, а настоящих никто не помнит, стали пиратами. Они изобрели коварный сценарий для захвата судов. Началось тогда, когда им удалось завладеть двумя папскими кораблями с богатой добычей. Они перебили команду первого, переоделись в их костюмы и взяли на абордаж свою же галеру. Вскоре подошло второе итальянское судно, без страха пришвартовалось, не ожидая подвоха и тут же было пленено и убито. Вскоре таким же примерно споробом старший брат захватил Бужи, использовав средства местного  султана Селима бен Туми, а его самого утопив в бассейне. В 1518 братья перешли на сторону турков, став их поддаными. В 1529 году после многолетней осады им удалось захватить крепость Пеньяна, превратив уже не только остров Джерба, но весь Алжир в свою пиратскую базу. 
Король Испании, решивший разорить, наконец, это пиратское гнездо, потерял там половину своего флота и с позором бежал. Правда, было это уже в 1541 году.  В то время уже несколько лет под пиратским флагом в лихой компании сражался и бывший галерный раб Джованни, решившийся тоже принять ислам и сменивший имя  -  Улудж Али. Именно тогда ему удалось на скопленные грабежом деньги купить свою первую галеру.

Своей храбростью он произвел неизгладимое впечатление на турецкого адмирала Пияле пашу. В 1550 был назначен на должность управляющего островом Самос. Уже через пять лет стал Бейлербеем  Александрии. Равных ему по положению в то вемя в Османской империи было не больше восьми человек...
Вместе с Тургут реисом участвовал в осаде Мальты. После гибели реиса именно его Пияле паша назначил беем Триполи. Сулейман Великолепный с удовольствием поддержал назначение. Для дополнительных заработков практиковал пиратские набеги на Сицилию, родную Калабрию, Неаполь... По именному указу следущего султана- Селима II стал Бейлербеем Алжира, самого мощного государства варварского побережья.
В конце шестидесятых годов шестнадцатого века испанцы посадили на трон Туниса хафсидского султана Хамида. Улудж Али решил, что в два счета скинет этого слабака. Всего с пятитысячным войском он перешел границу и заставил Хамида бежать. Теперь Тунисом правил он сам. Но силы были малы, чтобы удержать Тунис, Улудж Али решил сгонять в Стамбул за небольшой хотя бы помощью, но в на его пути встали пять галер адмирала Мальтийского орлдена  Франсиско де Сант-Климента. Четыре галеры достались Али. На пятой Франсиск сумел таки удрать. Но дома на Мальте его признали трусом и казнили.
Улудж Али праздновал победу, но узнал, что дома в Алжире и  Тунисе восстали янычары, давненько не получавшие зарплаты. Сам-то Али денежки добывал не из казны, вот и не думал никому выплачивать какие-то зарплаты. Но он решил все же туда не торопиться, дать возможность янычарам угомониться, а сам присоеденился к флоту Османской империи в Морее, который собирался , чтобы сразиться со Священной Лигой. Ему поручили командовать левым флангом в самом известном сражении того времени!  Турция его проиграла . Но Али своих позиций ни только не сдал, он захватил флагманский корабль, спас все свои суда, собрал по пути в Стамбул многие другие и привел всего 87 кораблей. В  дар султану он преподнес штандарт Мальтийского ордена, захваченного на флагмане. А в ответ получил титул - Кылыч- меч. С тех пор его стали называть Кылыч Али паша.
После проигранной битвы по настоянию Кылыча была проведена решительная модернизация флота Османской империи. Суда с тех пор строились большими, похожими на венецианские галеосы.

Их оснастили более тяжелыми пушками, а моряков снабдили огнестрельным оружием. Очень быстро Османская империя вернула утраченные было позиции на море.
Весь 1573 год Кылыч провел в рейдах у берегов Италии. Там до него дошла весть, что победивший в памятной битве при Лепандо Хуан австрийский сумел отвоевать ещё и Тунис. Флот был развернут в сторону Северной Африки. Вместе с армией Синана паши он захватил крепость Ля Галета, а через несколько дней и Тунис. Дальше их путь лежал в Марокко, где прямо напротив испанского берега были построены турецкие укрепления. Еще в 1584 году Кылыч Али паша командовал флотом в Крыму. Умер он в Стамбуле в 1587 году.
Когда за несколько лет до смерти пират-адмирал решил на свои деньги поручить знаменитому архитектору Синану строительство  собственной мечети, султан Мурад III, третий султан на памяти Кылыча,  поморщился, думая о выделении для него участка земли в городе. Он недолюбливал грубого и самоуверенного морского волка. Поэтому и выделил ему участок в низинке у Босфора. Года два там просто поднимали почву. И все же мечеть получилась красивой. Считают, что набравшийся богатого строительного опыта старейший архитектор империи сделал её точной, хоть и уменьшенной копией (которой по счету?) Святой Софии. Мечеть покрыта изнутри знаменитыми изникскими изразцами. Когда-то её освещала огромная корабельная лампа, переданная сейчас на хранение в Военный музей. Вот так изнутри выглядит мечеть, где рядышком в мавзолее мирно спит уже несколько столетий неукротимый пират Кылыч Али паша- тот самый скромный итальянский подросток Джованни Джиониджи Галенидо.

Profile

1jannasaban: (Default)
1jannasaban

May 2013

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415 161718
19202122232425
262728293031 

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 11:05 pm
Powered by Dreamwidth Studios